+7 (495) 221-61-76
16
апреля 2019

Законодательство в области перевозок может ужесточиться

Каждый год в нашей стране принимается около шести сотен федеральных законов и примерно 25 тысяч нормативно-правовых актов статусом пониже. То есть каждый день в среднем два ФЗ и 60 других документов.


Зарегулировано все, что только можно: от привлечения школьников к труду до мест хранения свечей в храмах. И часто бывает так, что парламентарии в спешке принимают законы, потом, спохватившись, начинают вносить в них дополнения и изменения до такой степени, что от первоначального ФЗ остается только название. Так, к примеру, произошло с законом о таможенном регулировании: в 289-ФЗ от 2018 года мало что уцелело от предка - 311-ФЗ, принятого в 2010-м…


Не утихает регуляторный зуд и в отношении автомобильных перевозок: в феврале на рассмотрение в Госдуму поступило два законопроекта: о перевозках грузов автотранспортом и внесении изменений в устав автотранспорта, и внесении изменений в закон о транспортно-экспедиционной деятельности. Необходимость последнего, по мнению разработчиков, вызвана незавидным положением добросовестных отечественных автоперевозчиков: дескать, около половины экспедиторских компаний, работающих в России, созданы с иностранным участием, большинство из них имеют 100-процентный иностранный капитал.


Свежим законопроектом устанавливаются порядок включения сведений о юридическом лице, индивидуальном предпринимателе в реестр экспедиторов, и основания для исключения сведений об экспедиторе из реестра, требования к ответственным специалистам экспедитора, порядок сдачи квалификационного экзамена и получения свидетельства о его профессиональной компетенции и т.д.

Собственно, с одной стороны, разработчиков документа можно понять: речь идет о довольно емком рынке услуг, потенциал которого оценивается в 7,5 триллиона рублей. Страна использует его меньше, чем наполовину, оказывая услуг на 3 триллиона, при этом российские экспедиторы выполняют только 40 процентов работы.


Тем не менее в большинстве своем отечественные представители перевозочного и экспедиторского бизнеса инициативу разработчиков документа оценили по меньшей мере скептически. Сходны мнения лишь в отношении статьи 1, предлагающей изменить название закона и вместо "экспедиционной" деятельности писать "экспедиторской". Но стоило ли рождать целый законопроект со спорной полезностью вместо изменения одного слова? Мы попросили представителей причастного бизнеса поделиться мнением о новом законопроекте о ТЭД.