+7 (495) 221-61-76
27
января 2017

Самая большая проблема таможени РФ – отношение к информации

Вряд ли ошибемся, если скажем, что в сфере таможенной инфраструктуры нашей страны всегда хватало проблем. Но в каждом периоде было что-то наиболее кричащее, характерное непосредственное для того времени, которое, как известно, на месте не стоит. Какие проблемы актуальны сегодня, в век цифровых технологий, корреспондент РЖД-Партнера узнал у заместителя начальника отдела таможенных информационных технологий департамента таможенной инфраструктуры Евразийской экономической комиссии Алексея Гавричева. 

 
– Алексей Евгеньевич, что сегодня является по-настоящему ахиллесовой пятой таможенной инфраструктуры РФ? 

 
– Самая большая проблема – отношение к информации. Главная трудность в том, что информация (документы) в электронном виде и информация (документы) на бумаге многими отождествляются. Это в корне неверно. Приходит следующее сравнение: кино и театр. В свое время кино вобрало в себя опыт театра, но пошло, благодаря техническому развитию, существенно дальше. К примеру, освоило принцип монтажа: актер срывается с крыши, следующий кадр – человеческие «запчасти» на асфальте. Или принцип ракурса: кино показывает с разных ракурсов одну и ту же сцену, что в театре невозможно. Мы сейчас находимся примерно на уровне немого кино. 

 

– Это как? Научились исправлять погрешности, но ни с кем не делимся своими секретами? 

 
– Не совсем. Уже кое-что можем, но не системно и не многие. Например, с точки зрения бумаги агрегирование информации – вполне принятый процесс, который позволяет сократить (часто – существенно сократить) временные и иные ресурсные издержки при составлении вторичных документов. С точки зрения электронной информации агрегирование сведений – это потеря информации, а значит, и снижение ее достоверности и контроля. Еще один пример: для бумажных документов вполне обычное дело сделать фотокопию (ксерокс) для архива. Для электронных документов использование фотокопий – это смертельная технология, учитывая объемы, необходимые для хранения сведений. Технология, которую надо использовать в этом случае, – хранение структурированной информации, а в идеальном случае – еще и с электронной подписью. Вывод: решение общей проблемы переходного периода заключается в повышении грамотности всех вовлеченных участников. 

 

– Изначально Вы сказали, что у проблемы несколько составляющих. Какие еще? 

 
– Вторая является достаточно специфичной для ФТС – внедрение. В этот пул проблем я бы отнес, во-первых, бюджетный процесс, растянутый по времени: то изменение, которое придумали, например, весной, будет забюджетировано в декабре, конкурс отыграют в апреле, работу примут в октябре. Во-вторых, закон о госзакупках, заставляющий выводить на аутсорсинг информационные системы: на сопровождение информсистем постоянно приходят варяги, а это отдельная тема и очень болезненная. В-третьих, объем материального вознаграждения тех, кто находится по разные стороны контракта, может различаться на порядок, что обуславливает всевозможные перекосы. В этом случае можно перенять опыт налоговой службы. У ФНС есть единственный исполнитель по всем контрактам – ГНИВЦ ФНС, который имеет хорошее пространство для маневров. 

 
Третья составляющая, тоже из наболевшего, – это отношение к таможенным органам в целом. При разработке решений по предварительному информированию мы отталкиваемся от следующей парадигмы: чего от предварительного информирования хочет бизнес и что для воплощения этого нужно сделать госорганам. Но что мы видим от участников процесса? Многие представители бизнеса не хотят ничего. 

 

– Прямо вот так – ничего? 

 
– Вообще ничего! Готовы договориться до того, чтобы ничего не отдавать в таможню в целях уменьшения нагрузки. Они не хотят искать для себя дополнительные ниши, резервы развития. Кстати, РЖД очень неохотно идет на расширение сфер ведения бизнеса: таможенное сопровождение, мол, не наши интересы. Дополнительная копеечка не интересует? Что ж, в этом процессе наш союзник – время. Я полагаю, со временем придет понимание, что таможня стоит на защите экономических интересов страны, а значит, и каждого из нас.